недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Город

«Голос будущего»: прогулка по микрорайону Щ с Николаем Рубахиным

601
«Голос будущего»: прогулка по микрорайону Щ с Николаем Рубахиным
Человек с десятком профессий — о плюсах Нижней зоны Академгородка, минусах Новосибирска и планах на свой голос

Наш новый герой сделал режим аудио своей работой, хобби и образом жизни. Он играет музыку и создает ее сам, записывает, сводит и редактирует звуки, использует собственный голос как инструмент — будь это закадровый текст или ведение мероприятий. Многим он известен в лицо, но большинству знаком его баритон, который звучит в телевизионных рекламах, аудиокнигах и на фестивалях. DJ или радиоведущий, звукорежиссер или пиар-менеджер, диктор или «официальный неуч» — так называет себя сам герой. В итоге каждый ответит по-разному на вопрос: «Кто такой Коля Рубахин?». Мы прогулялись с Николаем по микрорайону Щ, где он сейчас живет и работает, и поговорили о звонках в прямой эфир из тюрьмы, поминальных свечах на свадьбе и Новосибирске — городе, развитием которого никто не занимается.

«Детства моего чистые глазенки»: бурная юность 

Я считаю себя плоть от плоти Академгородка и иногда даже забываю, что свои первые годы жизни провел в другом месте — на улице Челюскинцев. Там мы прожили с мамой несколько лет, а потом переехали в Верхнюю зону к бабушке с дедушкой. До школы именно они меня воспитывали, потому что мама много работала. Когда подошло время учиться, я пошел в 25-ю школу, которая позднее была преобразована в 3-ю гимназию. Сейчас она известна тем, что полностью была снесена и строится заново.

Закончив школу, я стал искать для себя место, где бы мог получить высшее образование. Проблема состояла в том, что я не представлял, чем бы хотел заниматься и какие знания мне нужны. Первым делом я не поступил в НГУ. Затем отправился в Барнаул и там уже поступил в Алтайский государственный университет на факультет туризма. Вернувшись оттуда за вещами в Новосибирск, я решил попробовать сдать экзамены в НИИГАиК (ныне СГУГиТ — Сибирский государственный университет геосистем и технологий — Ред.), куда меня приняли. Правда, проучился в институте я только три года. Во-первых, мне там было совсем неинтересно, а диплом вуза был нужен только потому, что так принято у нормальных людей.

Во-вторых, в старших классах у меня началась насыщенная ночная жизнь, полная клубов, баров и всевозможных тусовок. В ней я был в основном потребителем этих услуг. Но однажды выпал шанс попробовать себя в другом амплуа. Мой друг детства, игравший как DJ на вечеринках в знаменитом в Академгородке переходе между «восьмерками» (два корпуса общежития номер 8, объединенных переходом — Ред.), попросил его заменить. Он жил с дедом, и как-то раз тот не пустил его на дискотеку. Я согласился, получив краткое напутствие в духе: «Там ничего сложного: кнопку жмешь — народ танцует». С тех пор на несколько лет увлекся этим делом. Ночная работа диджея плохо совмещалась с графиком учебы, поэтому ее пришлось оставить. 

Многие знают об удобстве жизни в Академгородке с детьми. Тут тихие дворы, автомобильных дорог немного и движение на них неактивное, много детских садов и зеленых зон для прогулок

Я стал развиваться в качестве DJ сначала в клубах Академгородка, а потом играл уже по всему городу. Нигде не был резидентом и не работал постоянно, а в основном ездил по приглашениям на конкретные вечеринки. Однажды знакомые открыли бар на Терешковой, 12А. Сейчас там находится «А.Р.Т. Паб». Они пригласили меня туда в качестве DJ, а еще предложили совмещать эту должность с работой ведущего. Эта деятельность предполагала проведение конкурсов, тематических программ, в общем, общение с людьми. Именно в этой ипостаси меня заметили люди с радио, и так началась моя новая профессиональная веха, которая сыграла большую роль в жизни.

«Радиоволна через стены и даль»: новые профессии

Как-то раз в том баре на улице Терешковой отдыхали ребята с радио «Европа Плюс». Большинство из них были также из Академгородка, потому что их офис располагался в здании Вычислительного центра. После программы, которую я вел, они предложили мне попробовать себя в качестве ведущего их утреннего шоу. Мотивировали они свой интерес тем, что у меня оказались подходящий для радиоведущего голос и хорошо поставленная речь. Сам я за собой этих качеств не замечал. Сначала я не поверил в это, но через пару недель мне позвонили в семь утра.

Оказавшись впервые в жизни в радиостудии, я прошел инструктаж по поводу технической части работы. Он не сильно отличался от тех напутствий, что мне давали в первый раз, когда я попробовал себя в качестве диджея. Но я быстро все схватывал, и меня взяли. Сложнее всего было спокойно относиться к звучанию собственного голоса. Думаю, подавляющее большинство людей со мной согласятся, что они не в восторге от своего голоса, если слышат его в записи. Я тоже не сразу привык к своему.

За пару десятков лет буквально на моих глазах Щ из «дай закурить» превратился в район, где охотно селятся студенты НГУ и сотрудники институтов, который растет вверх благодаря новостройкам

Мне подобрали напарницу, и следующие шесть лет своей жизни я проработал на радио «Европа Плюс». В основном я был ведущим утреннего шоу. Приходилось вставать к семи утра, что еще больше, чем во времена учебы в вузе, не стыковалось с моей ночной жизнью. Но в случае с радио мне было интересно, поэтому клубную деятельность пришлось на время максимально ограничить. 

На радио работа построена таким образом, что все входящие звонки фильтруются. То есть перед тем, как вывести человека в эфир (во время музыкальных треков), с ним разговаривают. За пару минут нужно выяснить цель звонка слушателя, оценить его адекватность. За годы моей работы в эфирах на «Европе Плюс» случалось немало смешных моментов. 

Например, был случай, когда под Новый год, не помню какого конкретно года, позвонил нам один мужчина. При разговоре вне прямого эфира он произвел очень хорошее впечатление. Но как только мы вышли на весь город, и я поздоровался, он сразу же сказал: «В первую очередь хочу передать привет своим соседям по камере». Такое вот новогоднее поздравление вышло. В некотором смысле это был мне бумеранг. Потому что в юности мы с друзьями любили развлекаться тем, что звонили на радиостанции и в прямом эфире троллили ведущих. Правда в те годы даже таких понятий, как тролль или пранкер, еще не существовало.

Работая на радио, я заинтересовался сведением звука. Тем более, что опыт диджеинга тоже отсылал к похожей деятельности. Это мое увлечение, а также тот факт, что мне стало уже не очень интересно в радио-среде, подтолкнули меня попробовать себя в качестве звукорежиссера. Так совпало, что в тот же год, когда я решил поменять работу, мои приятели открыли видеокомпанию под названием AVI. Туда-то я и устроился как диктор, звукооператор и звукорежиссер.

В плане удобств для повседневной жизни Щ даже более приспособлен, чем Верхняя зона Академгородка. На Верхушке не очень много магазинов, а в Нижней зоне минимаркетов и обычных бакалей — уйма

Эта деятельность, несмотря на внешнюю схожесть в контексте места (студия), кардинально отличалась от работы радиоведущего. Из каморки, где общаешься со всем городом, я попал в каморку, где можно часами напролет не видеть людей, слыша только записанные звуки и голоса. Парадокс, но в такой ситуации я невзлюбил людей намного больше, чем когда я с ними часто общался. Все потому, что наш провинциальный рынок видеопродакшена полон клиентами-самодурами и заказчиками-«колхозниками». При этом многие исполнители как раз большие профессионалы и вполне адекватные, креативные, творческие люди.

Во время работы в сфере видеопроизводства и после того, как пять лет назад я ушел из AVI, с должностью звукорежиссера я совмещал другие  свои профессиональные интересы. Например, работал ведущим, в том числе на крупнейших мероприятиях (более 10 000 человек). В их числе фестивали BoogelWoogel в Сочи или Grelka Fest в Шерегеше. Озвучивал рекламные ролики, корпоративные фильмы и аудиокниги. Несколько лет у меня длилась и в результате так и не закончилась эпопея с записью собраний сочинений Сталина. Масштабная оказалась работа, которую в одиночку делать стало сложно. Еще я проводил корпоративы, свадьбы и играл как DJ в клубах.

«От „Бункера“ и до „Абриколя“»: свой Академгородок

После ухода из AVI, закончив с ежедневными поездками на общественном транспорте в город, я вновь вернулся к своим корням — в Академгородок. Почти всю свою жизнь, до прошлого года, я так и прожил в Верхней зоне. Сначала жил здесь в детстве, потом со своей семьей — супругой и двумя детьми. Кстати, многие знают об удобстве жизни в Академгородке с детьми. Тут тихие дворы, автомобильных дорог немного и движение на них неактивное, много детских садов и зеленых зон для прогулок. В Верхней зоне магазинов мало, но мы жили прямо напротив ТЦ с супермаркетами и бакалеями. Так что инфраструктура здесь меня всегда устраивала.

Сейчас я живу уже в Нижней зоне Академгородка. С супругой мы развелись, я оставил ей с детьми квартиру и нашел себе съемное жилье в микрорайоне Щ. Здесь я и живу сегодня с любимой девушкой Катей и щенком самоеда по кличке Ливеркусен. Квартира у нас хоть и в панельном доме, но просторная, двухкомнатная, с хорошей теплоизоляцией. А вот в плане шума — все печально. Слышно соседей почти с любого этажа, если это крики или ремонт. Особенно тревожен этот факт потому, что в одной комнате я планирую сделать себе мини-студию для работы со звуком.

О Щ я многое знал ранее: все-таки это тот же Академгородок, хоть и другая его зона. За последние пару десятков лет буквально на моих глазах этот микрорайон из «дай закурить» и мест типа «Абриколя» (бильярд-бар, популярный у местной молодежи в конце 1990-х-начале 2000-х годов — Ред.) превратился в район, где охотно селятся студенты НГУ и сотрудники институтов, который растет вверх благодаря новостройкам. Немалую роль в его преображении сыграло строительство здесь «Технопарка» и торгово-развлекательного центра «Эдем».

В плане удобств для повседневной жизни Щ даже более приспособлен, чем Верхняя зона Академгородка. Как я упоминал, на Верхушке не очень много магазинов, и там комфортно тем, кто живет неподалеку от них. А в Нижней зоне минимаркетов и обычных бакалей — уйма. Например, я как-то раз специально посчитал, что от моего подъезда до супермаркета «Золотая роща» идти ровно 400 шагов. В самом моем доме также есть магазины — овощной и ремонта электронной техники. Оба вполне актуальны для меня. Тут есть даже бар, а это вообще почти как в Англии! Очень же по-британски: спуститься из квартиры, обойти дом и попасть в паб.

В Нижней зоне, также как и в Верхней, создаются хорошие условия для жизни детей. Здесь почти в каждом дворе есть хорошие детские спортивные площадки. В конце прошлого года на них залили катки, сделали снежные и ледяные фигуры, украсили ели. В пешей доступности в Щ располагаются кофейни. Поэтому и зимой, и летом приятно с утра прогуляться с собакой за свежим кофе. Особенно это радует в условиях нашей нынешней реальности — изоляции и работы «на удаленке». 

Кстати, один из важных факторов переезда именно в Щ стала моя новая работа. Последние пару лет я тружусь в пиар-отделе крупнейшей новосибирской компании «ЦФТ» (Центр финансовых технологий — группа компаний, работающих в области информационных технологий для финансового сектора — Ред.). Ее офис находится в одном из самых знакомых для меня мест Академгородка — в здании, где расположен клуб «Бункер». Его долгие годы я посещал как диджей и ведущий. 

Я очень доволен своей нынешней работой в «ЦФТ». Во-первых, эта компания является одним из лидеров в стране в сфере внедрения новых решений в IT. Из-за этого Новосибирская область стала третьей в России после Москвы и Питера в плане развития информационных технологий. А быть частью чего-то по-настоящему масштабного и прогрессивного очень приятно. Во-вторых, мне нравится конкретно наш пиар-отдел, его команда и конкретно моя роль в нем. Мы менялись вместе с условиями и за прошлый год смогли адаптироваться под новый мир в онлайне. Было сложно, но мы развивали корпоративную культуру в компании даже без возможности устраивать массовые мероприятия для коллег.

В общем, моя жизнь сегодня сложилась так, что и место, где я живу и работаю, и окружающие меня близкие люди и коллеги полностью соответствуют моему внутреннему умиротворенному и комфортному состоянию. Это я не всегда мог сказать раньше, особенно если говорить о городе в целом.

«Вижу город, которого нет»: бесхозный Новосибирск

Наш город я знаю хорошо — приходилось много где бывать по работе или в часы досуга. Но выделить конкретные важные места мне непросто, и у этого есть субъективные и объективные причины. К первым относится мой слабый интерес к объектам нашей культуры. В театры, филармонию, галереи или музеи я либо почти, либо вовсе не хожу. Городские парки, учитывая, что я всю жизнь живу в Академе, будто в лесу с его Ботаническим садом, мне тоже неинтересны. 

В центральной части Новосибирска я оказываюсь, в основном, тогда, когда хочется устроить прогулку по барам. В их числе мне нравятся O’Neils, Skywalker, Rooks, 

Nobody Knows I Suppose. А еще я люблю улицу Урицкого. Не знаю, что в ней такого, но она меня манит и буквально ассоциируется со всем хорошим, что есть в нашем городе и что сложно описать словами. В прошлом году мы с Катей даже решили снять там на пару суток квартиру, чтобы просто провести выходные в любимом месте. 

Пожалуй, на этом мои теплые чувства к городу заканчиваются. В остальном к Новосибирску у меня есть и вопросы, и претензии. Вроде бы город наш — большой и известный в стране мегаполис. Но при этом все здесь выглядит неухоженным. Уже банально об этом говорить, но даже сейчас мы гуляем, а хоть одна дорога очищена от снега? Нет. Вроде бы, появляются новые красивые микрорайоны, но буквально за их границами разбросана многолетняя свалка. Могут построить один прекрасный дом, но в том месте, где он будет смотреться инородно и даже уродливо.

Есть и объективные причины, почему мне не очень нравится Новосибирск. Во-первых, у нас холодно. Во-вторых, мы равноудалены от всего: путь будет неблизок и до Москвы, и до Европы, и до Азии

В общем, если емко сформулировать основную проблему, то городом комплексно никто не занимается. В нем нет единообразия, гармонии. Нет хозяина. Микрорайон Щ в этом смысле, конечно, тоже не оазис в пустыне. Почти все проблемы, которые есть у города, встречаются и тут. Более того, в самом конце прошлого года на улице Иванова нашли человека без головы. Так что, с одной стороны, тут зачастую уютно и тихо. Но с другой — это все-таки окраина отдаленного района. 

Есть и объективные причины, почему мне не очень нравится Новосибирск. Но это я могу сказать и про любой другой сибирский город. Во-первых, у нас холодно. Во-вторых, мы равноудалены от всего: путь будет неблизок и до Москвы, и до Европы, и до Азии. Даже до Алтая или Шерегеша ехать не менее восьми часов. В-третьих, в экономическом плане мы являемся придатком, и зачастую всем на нас плевать: выкачали все — от ресурсов до людей — и забыли. Кстати, именно люди, живущие в Новосибирске, для меня являются его главной ценностью.

«Я знаю, настанет светлый час»: завтрашний день

До сих пор у меня нет четкого понимания, кто я по профессии. Официально — я неуч. А уж радиоведущий ли я, или диджей, или «свадебный генерал», или звукорежиссер, или пиар-менеджер, или диктор — это пусть решают другие. Я знаю, что умею делать хорошо и что мне нравится, и этим занимаюсь. Захотелось записать аудиокниги в моем любимом жанре «околофутбола» от британских контркультурных авторов? Сделал. Решил попробовать открыть ООО и эксплуатировать купольный кинотеатр, показывая для детей в Академгородке фильмы о космосе? Попробовал и это. 

Необязательно, что снимать квартиру я продолжу в Щ. Та часть мира, которая ушла в онлайн, уже не вернется оттуда. А значит — жить можно везде без ущерба работе. Мы подумываем попробовать пожить в своем доме

Для меня главное, чтобы было интересно и весело. Например, как-то я был ведущим на свадьбе, где организаторы в качестве подарков гостям за участие в конкурсах приготовили различные наборы. Я полностью положился на жениха с невестой в этом вопросе и не стал проверять презенты. Дарю я, значит, маленькой девочке один такой набор, после чего ко мне подбегает ее взволнованная бабушка и с агрессией начинает на меня кричать. В итоге оказалось, что на упаковке набора была надпись: «Поминальные свечи». Весело же? (Всем, кроме внучки с бабушкой).

Несмотря на то, что реальность приучила всех нас ничего не планировать, у меня есть несколько идей насчет дальнейшей жизни. В ближайшем будущем я вижу себя в команде «ЦФТ». Но при этом необязательно, что снимать квартиру я продолжу в микрорайоне Щ. Тенденции таковы, что та часть мира, которая ушла в онлайн, уже не вернется оттуда, даже если эпидемия закончится. А это значит — жить можно будет везде без ущерба работе. Мы с Катей подумываем попробовать пожить в своем доме. Где это будет — на Алтае или в поселке Геологов — еще не решили.

Это может показаться фантасмагоричной идеей, но я бы хотел создать синтезатор речи с собственным голосом. Пока сам вникаю в техническую часть вопроса, однако в этой задумке не обойтись без нейросетей и подобных им даров прогресса. Главным назначением этого «голоса будущего» стало бы избавление дикторов от необходимости воспроизводить текст. Это должна быть интеллектуальная и самообучающаяся программа, которая умеет имитировать разные интонации в речи, тембр голоса, манеру конкретного диктора. Ближайшие пару лет буду пытаться создать ее в свободное время. 

Комментарии 0
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru